14:40 

ЖИТЬ ПО СОВЕСТИ ИЛИ ПО ЗАКОНУ?

nikolaykofyrin
ЛЮБОВЬ ТВОРИТЬ НЕОБХОДИМОСТЬ
Недавно я был приглашён моим научным руководителем профессором Шестаковым Д.А. на очередное заседание Санкт-Петербургского международного криминологического клуба, где обсуждался доклад «Закон и совесть».
«Я думаю, совесть заключается в том, – считает доктор юридических наук профессор Шестаков Д.А. – что криминолог сегодня должен с криминологических позиций критиковать наше меркантильное мироустройство и законодательное выражение этого мироустройства. Совесть криминолога состоит в том, чтобы открыто говорить, несмотря на то, что есть тому препятствия. При объявленной свободе слова, когда по Конституции свобода слова декларируется, по существу выразить своё мнение не всегда удаётся».




Докладчик Виктор Григорьевич Шарыгин (Санкт-Петербургский Юридический институт) полагает, нельзя допускать манипуляции общественным сознанием, что делают совершенно не лучшие люди, лоббируя принятие закона. Спекулируют нравственными понятиями, проводя прагматично безнравственный закон. Необходим анализ реализации моральных принципов, заложенных в действующем уголовном законодательстве. Обращают на себя нормы УК РФ, противоречащие таким базовым принцам как равенство перед законом, справедливость и неотвратимость наказания.

Канд.юр.наук А.А. Селифонов (Санкт-Петербург, Россия) считает, что нрав и нравственность, несмотря на общий корень, понятия разные. О нравах говорят уже первые летописи, а вот нравственность появляется в русской речи не раньше 18 века. Появление это не случайно и связано с европеизацией страны, что проявилось в принятии новых стандартов общественного устройства, новой системы ценностей. На личностном уровне нравственность работает за счёт образцов человеческого поведения в определённых жизненных условиях, однако, в отличии от нрава, нравственность явление не психической, а общественной среды.

Канд.юр.наук А.П. Данилов (Санкт-Петербург, Россия) полагает, что нормы Конвенции о защите детей от сексуальной эксплуатации и сексуального насилия, регламентирующие «просвещение детей», можно классифицировать как преступные нормы против здоровья и нравственности населения. Мы не должны ратифицировать Конвенцию Совета Европы о защите детей от сексуальной эксплуатации и сексуального насилия до тех пор, пока в её структуре будут присутствовать преступные нормы о совращении детей.

Доктор юр.наук, профессор А.Лепс (Эстония) считает, что он находится в «чёрном списке». «Я не могу писать в самых главных газетах». «Когда я был в парламенте, то я эту кухню всю видел… там дело очень плохо… А насчёт справедливости… там справедливости нет».

Доктор юр.наук, профессор С.У.Дикаев (Санкт-Петербург, Россия) убеждён: если мы говорим о необходимости соответствия закона совести, то должны подразумевать не столько личную, сколько общественную совесть. Когда в Сибири девушка сбила двух пешеходов, суд приговорил её к лишению свободы с отсрочкой исполнения приговора. Суд поступил по закону, но это решение обеспокоило общественность. Здесь мы видим несоответствие общественной совести закону. Должен ли закон максимально отражать общественную совесть? Да. Но каков механизм приведения закона в соответствие с общественной совестью, и вообще возможно ли это при существующей системе законотворчества?
Когда законодатель освободил от уголовной ответственности за экономические преступления, он поступил в соответствии со своей совестью. А общественная совесть, люди, которых коммерсанты грабят, травят, полагают, что такое снисхождение несправедливо.
Закон может быть справедливым только в том случае, если он максимально приближен к эталону соответствия закона общественной совести.

Профессор Комарницкий А.В. (Санкт-Петербург, Россия) обсудил вопрос, надо ли понижать возраст уголовной ответственности для несовершеннолетних до 12 лет. Это абсурд, этого делать нельзя! Сегодня есть статья 92 Уголовного кодекса РФ, которая разрешает детей от 11 лет направлять в спецшколу закрытого типа. Есть статья об ответственности за невыплату алиментов, предусматривающая один год лишения свободы. Это абсурд! Алиментщик будет сидеть в тюрьме и не выплачивать алименты?
Закон есть, а совести нет сегодня, и все об этом только пытаются говорить.
Совесть – это народ. А закон – это президент и Госдума.

Доктор юр.наук, профессор Д.А.Шестаков (Санкт-Петербург, Россия) согласен с тем, что уголовное законодательство существует для власти. Кампания по борьбе с педофилией очевидно заказная и явно имеющая в уголовном кодексе совершенно нелепые решения. С одной стороны, она очевидно направлена на отвлечение общества от более важных проблем, но и по существу в себе содержит много деструктивного.
Проблема коррупции – это проблема соотношения между богатством и властью. Как это у Пушкина: «всё куплю», - сказало злато, «всё возьму» - сказал булат». По совести, это соотношение должно быть в сторону власти. Но на мировом уровне всё взято богатством.
Существуют ли законодательные возможности для того, чтобы устранить несправедливость?
Категория «совесть» связана с категорией «справедливость», хотя это разные вещи. Совесть выше, чем справедливость. Справедливость в конечном итоге ориентируется не эквивалентный обмен. А совесть иногда ориентируется на какие-то высшие ценности, и говорит о том, что не нужна эквивалентная реакция. Мир движется в этом направлении – всемирноисторическая тенденция смягчения репрессии идёт вразрез с увеличением преступности.

ПО МОЕМУ МНЕНИЮ, только в России существует дилемма «по закону или по совести».
Тому есть несколько причин.
1-я причина – историческая. В России первый свод законов «Русская Правда» возник в 1280 году. Он закреплял социальное неравенство, и потому был изначально несправедливым. Оттого и укоренилось в русском сознании, что закон несправедлив. Это нашло своё отражение в поговорках: «где суд, там и неправда», «закон – что дышло…».

2-я причина – гносеологическая. Если западное право возникло как некое рациональное установление, и к III веку до н.э. Римское право уже чётко отделялось от религиозных норм, то на Востоке источником права являлось и является Божественное откровение, и до сих пор некоторые страны строят свою жизнь и законодательство по нормам Корана.

3-я причина – гуманистическая. Человек для права или право для человека? В этой, казалось бы, простой формуле скрыт глубокий мировоззренческий смысл. Если мы, следуя гуманистической традиции, говорим, что «право – для человека», то право превращается в некую произвольную возможность, которую можно менять по чьему-либо усмотрению, исходя из политической, социальной или экономической конъюнктуры. Право теряет смысл абсолюта и превращается в средство манипулирования людьми.
Если же мы говорим, что «человек для права», то мы возводим право в некий абсолют, данный людям извне, как были даны 10 заповедей Моисею. Тогда это право вне обсуждений.

4-я причина – казуальная. Существует два основных взгляда на роль права в жизни общества. Одни считают, что право должно лишь законодательно закреплять уже сложившийся порядок вещей («асфальтировать протоптанные людьми дорожки»). Другие считают, что право является инструментом политики, и оно должно прокладывать эти самые «дорожки» и направлять по ним людей, создавая новый социальный порядок.

5-я причина – культурологическая. Юридические законы это всего лишь правила поведения. Они устанавливаются на основе представлений о необходимом и целесообразном, исходя из перспектив развития общества. Законы служат поддержанию стабильности и порядка на основе представлений о благе для общества и человека.

Законы должны устанавливаться не по прихоти властей, а отражать закономерности человеческого общества и человеческой природы. Законы нужно не выдумывать, а открывать. Но деятельность законодателей по сочинению законов иногда дискредитирует и власть, и закон.

Иногда принимаемые законы противоречат не только «естественному праву», но и здравому смыслу. Потому и складывается ситуация, когда, при всём желании поступить по совести и выполнить законы просто невозможно.

Законодатели, похоже, забывают, что в основе любого закона должны лежать нормы нравственности, а не политическая целесообразность или экономическая необходимость. Юридические законы произошли из законов моральных. Если закон по моральным представлениям несправедлив, то, несмотря на любые санкции, он саботируется.

Почему у нас часто принимают несправедливые законы? Сегодняшнее российское общество не является справедливым, а потому и законы не могут быть справедливыми для всех. То, что кажется справедливым, не всегда выгодно экономически и политически. Но это только на первый взгляд. Смею предположить, что только подлинно справедливый закон может быть экономически эффективным!

Дело не в правовом нигилизме наших граждан, а в плохом качестве наших законов. Пока наши законодатели будут считать, что можно сочинять законы как им вздумается, люди не будут их выполнять. Законы должны быть основаны на закономерностях человеческого поведения, чтобы люди были заинтересованы их выполнять.

Как юрист, я, конечно, за верховенство Закона. Но как человек, я не могу не признать, что у нас право всегда было инструментом политики.
Председатель Конституционного Суда Валерий Зорькин признаёт, что хотя Конституционный суд решает исключительно вопросы права, «было бы величайшим заблуждением делать отсюда вывод о том, что Суд оторван от политики».

Зорькин

Юрист Валерий Зорькин признаёт несостоятельность трактовки права, в которой право отождествляется с законом, что приводит к волюнтаризму.
Да, право власти это ещё не закон!

Валерий Зорькин констатировал кризис классической либеральной доктрины права (равенство прав при неравенстве возможностей). Если не ограничивать право сильных и эффект «накопленного преимущества», то общество неминуемо попадёт в «ловушку неравенства».

Должно ли право ограничивать преимущества сильного, тем самым искажая законы природы, ведь всё равно победит сильнейший?
Исходное неравенство можно и нужно сглаживать, но нивелировать полностью невозможно.
Нужно создавать равенство стартовых возможностей и равенство возможностей осуществления политических прав. Но по большому счёту исправить естественное неравенство (да ёще с эффектом «накопленного преимущества») невозможно.

Закон вследствие своей условной универсальности не может быть справедливым для всех. И не на все случаи жизни можно найти соответствующий закон. Как же поступать в такой ситуации?

Поступать нужно разумно в соответствии с моралью и справедливостью. Без ответа на вопрос об общественной морали и без представления о справедливости не может быть и законопослушности.
Но есть ли сейчас у нас в обществе общественная мораль?

Мораль и право – разные социальные регуляторы; они пересекаются, но полностью не совпадают.
Закон не может подменить собой мораль, а мораль закон.
Закон носит формальный характер, выражен письменно и обязателен к исполнению. Мораль как правило нигде не записана и формально не обязательна, в отличие от закона.

Юридический закон возник из норм общественной морали. Поэтому закон по определению должен быть моральным и справедливым. Если закон не морален и не справедлив, он не выполняется.
Человек может поступать законно, но при этом абсолютно бессовестно. Возможна также ситуация, когда человек поступает морально, но при этом оказывается нарушителем закона.

Можно ли сказать, что все сегодняшние законы моральны?
Некоторые считают, что «Закон Димы Яковлева» не является моральным, и даже аморален.
Возможно, это происходит потому, что сегодня в нашем обществе практически отсутствуют сформулированные нормы морали. Я писал об этом в статье «Смерть морали».

Русский философ Владимир Соловьёв так выразил данную проблему в своём учении о праве.
Он считал, что мораль всегда стремится к построению идеала; предписывает должное поведение, обращена только к внутренней стороне воли индивида.
Общество не может жить исключительно только по нравственному закону. Для защиты всех интересов нужны юридические законы и государство.

Закон — это «ограничение личной свободы требованиями общего блага».
Признаки закона: 1) публичность; 2) конкретность; 3) реальная применимость.
Признаки власти: 1) издание законов; 2) справедливый суд; 3) исполнение законов.

Право — носит условный характер и предполагает ограничение, потому что в юридической области важны поступок и его результат.
Задача права — не сделать Царство Божие на земле, а чтобы не превратить жизнь людей в Ад.

Цель права — уравновешивать два нравственных интереса: личную свободу и общее благо. «Общее благо» должно ограничивать частные интересы людей, но оно не может их подменять. Поэтому Соловьёв выступал против смертной казни и пожизненного заключения, которые, по его мнению, противоречат существу права.

Владимир Соловьев_1

Владимир Соловьёв говорил: «Правовое принуждение не принуждает никого быть добродетельным. Его задача — препятствовать злому человеку стать злодеем (опасным для общества)».

Человек по сути своей животное. Очень немногих останавливает голос их совести.
Согласно теории отклоняющегося поведения, мы все преступники. Поскольку нет ни одного человека, который в своей жизни не нарушил бы закон.
Очень немногие люди не нарушают закон, потому что обладают высоким уровнем самосознания. У большинства уровень сознательности очень низкий, и они не в силах устоять перед соблазном и безнаказанностью.
Человеком всё-таки в большей степени управляет страх, а не совесть. Потому необходим строгий контроль и жёсткое наказание за нарушение закона.

Выбивание показаний полицейскими доказали необходимость установления камер видеонаблюдения в отделениях полиции. Следующими должны стать суды.

Я считаю, что за всякое вынесенное решение, признанное незаконным, судья должен нести ответственность, в том числе и материальную. Ведь за брак на производстве люди расплачиваются. А почему с судейских «как с гуся вода»?

Я согласен с Д.А.Медведевым, когда он говорит о необходимости принятия «закона о возмещении ущерба, причинённого гражданам в результате ущемления их права на разумное судопроизводство, а также на полное и своевременное исполнение судебных решений».

На мой взгляд, нужно почаще показывать фильм «Десять негритят», чтобы судьи помнили, что может ожидать неправедного судью.
Однажды я прочитал в газете, как молодая неопытная судья, долго не расспрашивая, вполне законно (!) приговорила торгующего у метро афганца-инвалида к штрафу с конфискацией. Парень ничего не сказал. А на следующий день пришёл в суд и нанёс судье тридцать шесть ударов ножом. И никакая охрана не помогла. Двое детей судьи остались сиротами.

Известна поговорка: «закон, что дышло…», а «правосудие – это право судьи…»
О чём думала судья Савельева, вынося заведомо несправедливый приговор Иосифу Бродскому за то, что он жил на 80 копеек в день? чем оправдывала себя, обвиняя будущего нобелевского лауреата в том, что он жил на сумму, чуть большую, чем содержание в тюрьме?

Один из моих постоянных читателей написал интересный комментарий на мою статью «Сделка с правосудием». «Полностью согласен. Только расскажу историю подтверждающую "кристальную честность" участников суда. Сидел в ресторанчике с приятелем-адвокатом. Прилично нагрузились. Я спрашиваю: "У тебя же завтра процесс, ты хотя бы речь подготовил?" Он посмотрел на меня как на идиота: "Какая речь? Всё уже проплачено".

Патриарх в своей проповеди сказал: «…почему законы не работают? А почему они должны работать, если внутри беззаконие? Тогда исполнение закона становится лицемерием. Тогда человек только и думает, как ему этот закон обойти. Повесили на него обузу, которая сковывает его свободу…»

Сегодняшнее законодательство страдает громоздкостью, противоречивостью и несовершенством. Оно характеризуется несистемностью, нестабильностью и избирательностью его применения. Поэтому правительство создаёт систему планирования, экспертизы и правки законопроектов. Чиновник, получив предложения, не обязан на них отвечать и как-то учитывать. Редактировать законодательные инициативы планируется по принципу Википедии: каждая редакция будет сохраняться, и каждой из них будет присваиваться определенный рейтинг по результатам голосования посетителей. Система будет автоматически формировать статистические отчеты по обсуждению законопроекта и отсылать их в аппарат правительства.

Сегодня Россия является лидером по количеству жалоб на нарушения положений Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Судьи Конституционного Суда ввели "механизм защиты национального суверенитета", позволяющего российским властям не исполнять решения ЕСПЧ, отличающиеся от позиций КС. Председатель Конституционного Суда РФ Валерий Зорькин заявлял, что "Россия, если захочет, может выйти из-под юрисдикции Европейского суда по правам человека".

Эффективность государственной власти напрямую связана с формулированием правильных законов (правил игры), которые бы не противоречили «естественному праву» и интересам граждан. А у нас законы чаще всего противоестественные.

Хотя я лично, как юрист, выступаю за развитие правовой системы, но очевидно, что право не может и не должно подменять мораль. Всякий закон должен быть справедливым, и базироваться на «естественном праве». Люди не хотят выполнять противоестественные законы, а потому враждебно относятся к власти, которая их к этому принуждает.

У нас до сих пор законы «выдумывают», вместо того, чтобы их формулировать на основе открытых закономерностей человеческого поведения – прокладывают дороги, а не асфальтируют уже протоптанные людьми тропинки. К тому же существует масса способов обойти закон, если человек морально нечистоплотен. Человек может поступать по закону, но абсолютно бессовестно!

Классический пример – судебный спор об имуществе после развода детского писателя Эдуарда Успенского (автора Чебурашки) со второй женой. Теперь уже бывшая жена и её несовершеннолетний сын от первого брака десять лет жили в доме Эдуарда Успенского на всём готовом, при этом женщина ни дня не работала. Теперь в суде она требует половину совместного имущества, зарегистрированного на мужа, которое оценивается в 80 млн. рублей. По закону (статья 34 Семейного кодекса РФ) она хочет получить 40 миллионов рублей! Но разве это по совести?

Когда я работал в школе учителем правоведения, то на своих уроках часто обсуждал проблему «по закону или по совести?». Я даже устраивал диспуты и инсценировки судебных процессов.



Вопрос «по закону или по совести?» в России всегда был вопрос более религиозный, нежели формально юридический. Это особенно ярко показал в своём творчестве Достоевский. Чувство вины – это ответственность перед Богом, а не перед человеческим судом. Человеческого суда избежать можно, обманув следователя, а вот Божьего суда невозможно избежать!

«Я хочу не такого общества научного, где бы я не мог делать зла, – говорил Достоевский – а такое именно, чтоб я мог делать всякое зло, но не хотел делать его сам…»

Достоевский_1

Преступление, по Достоевскому, это не проступок против человека, это нарушение Божьей заповеди «не убий»! Убийство, совершённое Родионом Раскольниковым, это по сути своей вызов атеиста существованию Божию!
«Если Бога нет, то всё дозволено!» – говорит Иван Карамазов.

Проблема права это проблема свободы и ответственности, и по сути вопрос метафизический – «тварь я дрожащая или право имеющий?»

Русский человек всегда ориентировался не столько на формальный юридический закон, сколько на Закон Божий!
В России всегда старались решать спорные вопросы «по-божески», следуя правилу «с богатым и сильным не судись».

Еще в XIX веке поэт-юморист Б.Н.Алмазов вложил в уста известного славянофила К.С.Аксакова такое стихотворение:
По причинам органическим
Мы совсем не снабжены
Здравым смыслом юридическим,
Сим исчадием сатаны.
Широки натуры русские,
Нашей правды идеал
Не влезает в формы узкие
Юридических начал…

Закон вещь нужная, но обоюдоострая. Когда в обществе наступает полное торжество закона, общество умирает. Чтобы нормально жить, неизбежно приходится нарушать какие-то законы. Существует даже мнение, что законы для того и существуют, чтобы их обходить.

Самая большая проблема, когда законопослушный гражданин сталкивается с ситуацией беззакония, несправедливости и с судебным произволом.
Об этом есть хороший американский фильм «Законопослушный гражданин». У главного героя двое бандитов насилуют и убивают дочь и жену. Один из бандитов пытается выйти сухим из воды, и по сделке с правосудием всё сваливает на подельника, оговаривая его. В результате подельника приговаривают к смертной казни за то, что он не совершал, а главный виновник почти сразу выходит на свободу. Правосудие удовлетворено сделкой, а вот главный герой не очень. Он жаждет справедливости, но суд ему в этом фактически отказывает. По закону всё верно, а вот по совести – … В результате законопослушный гражданин решает сам восстановить справедливость и наказать преступника, судью и прокурора. На алтарь справедливости он приносит в качестве жертвы свою жизнь!

Что такое справедливость? – вопрос не праздный. На нём, быть может, всё мироздание держится. Существует ли Высшая Справедливость? Справедливо ли устроено мироздание? Что есть добро и что есть зло? И если не всё равно, как поступать, то кто и как оценивает наши поступки? – От решения этого вопроса вся жизнь человека зависит. Это ключевой вопрос человеческого существования.

Дневнеримские юристы выводили справедливость из равноправия. «Право есть искусство (наука) доброго и равного» (!), а не справедливого, вопреки расхожему мнению.

Сегодня мы строим несправедливое общество. Потому и говорить о справедливом законе не приходится. Наши люди идут в суд за справедливостью, а получают по закону!

Мне неоднократно в суде, да и в прокуратуре приходилось сталкиваться с ситуацией, когда нужно было решать, как действовать: по закону или по совести.

Закон – это внешнее, рациональное принуждение.
Совесть – это внутреннее, иррациональное побуждение.

Человеческое право можно игнорировать, называя его несовершенным.
Но даже те, кто отрицает совесть, могут не спать по ночам, испытывая угрызения совести.

Совесть – понятие эфемерное, скорее даже религиозное. Одни говорят: «совесть – это голос Бога в человеческом сердце». Другие полагают, что Со-Весть это «совместное ведание».

К какой совести можно призывать, когда повсюду пропагандируется нажива и корысть?!
В мире, где правят деньги, совесть – мешающий рудимент!
В условиях рыночной экономики иного и быть не может.

Коррупция – неизбежное следствие жадности и корысти.
Как можно справиться с коррупцией, когда неутолимая жажда денег стала всеобщей болезнью?!
Деньги стали главной универсальной ценностью, единственной ценностью!

Что делать? – Нужно уравновесить деньги такой же значимой сущностью.
Вопрос – КАКОЙ?

Люди забыли о душе, предпочитают не вспоминать о совести.
Никто, или почти никто, не откажется от богатства ради чистой совести.
Мерилом человека стало количество у него денег, а не чистая совесть.
Но за деньги чистую совесть не купишь!

Интересно, ориентируются ли наши законодатели на такое понятие как совесть?

Однажды мне довелось побеседовать с одним депутатом Государственной Думы.

— Я считаю, что Законы должны устанавливаться не по прихоти властей, а отражать закономерности человеческого общества и человеческой природы.
— Наши законы — всего лишь правила поведения. Они устанавливаются на основе представлений о необходимом и целесообразном, исходя из перспектив развития общества.
— А если эти перспективы ложные? Вдруг не туда идём? Чего хочет человек? И что есть человек? Какие нужны законы: законы братства, любви, взаимовыручки или закон силы, главенство своего брюха?
— Закон — это воля большинства!
— А если я оказался в меньшинстве? И что есть благо для человека? Что, вообще, есть благо? Разве мы знаем? А если не знаем, то как можем устанавливать то, в необходимости чего сомневаемся?
— Благо — это спокойствие и порядок, а законы служат поддержанию стабильности и порядка.
— Только вот почему-то войны составляют бóльшую часть истории человечества, преступность неуклонно растёт, а о маньяках-убийцах говорят с бóльшим интересом, нежели о святых. Зло гораздо привлекательнее, чем добродетель, во всяком случае, для большинства. А ведь именно это большинство устанавливает законы.
— Ты отказываешь в разумности большинству?
— Скажем так, я сомневаюсь. И потому предпочитаю свободу.
— Свобода, независимость… — иллюзия, чушь! Все мы от кого-нибудь или от чего-нибудь зависим. К тому же, человеческую свободу необходимо ограничить, иначе никаких свобод вообще не будет. Свобода существует в рамках закона; это тебе не вольность. Безграничная свобода только вредит. Человек страдает от свободы, ему нужен порядок. Стремление к подчинению в природе человека. — Депутат многозначительно поднял вверх палец. — Человеку нужна власть, чтобы ограничить его разрушительные инстинкты. И потому закон необходим, он благо.
— Да, когда справедлив. Но ведь вы часто принимаете несправедливые законы.
— Что ж поделать: то, что справедливо, не всегда выгодно экономически и политически. Не могут быть законы справедливыми для всех. Но ведь, согласись, это лучше, чем совсем без законов.
— Однако не на все случаи жизни можно найти соответствующий закон. Как же поступать в такой ситуации?
— Поступать нужно разумно, в соответствии с нравственностью и справедливостью. Совершенных законов, вообще, не существует.
— Не делай другому того, чего себе не желаешь, не убий, не кради, не прелюбодействуй… — разве это не совершенный закон?
— Божественные законы людьми не соблюдаются. Разве это возможно, соблюдать заповеди?! Нет любви, нет. Её выдумали поэты. Люди живут инстинктами. Человек — животное! Все хотят сделать человека лучше, а он не может, не может! В реальности правят другие законы. Право силы — вот реальное право. А добро, справедливость, любовь — это всё... Оглянись вокруг! Развязавшие войну так называемые цивилизованные нации наплевали на ими же установленные законы, а про божественные даже не вспоминают; они убивают, потому что им это выгодно. Выгодно!»
(из моего романа-быль «Странник»(мистерия) на сайте Новая Русская Литература



А как Вы лично предпочитаете поступать: ПО ЗАКОНУ ИЛИ ПО СОВЕСТИ?

© Николай Кофырин – Новая Русская Литература – www.nikolaykofyrin.ru

URL
   

Дневник nikolaykofyrin

главная