nikolaykofyrin
ЛЮБОВЬ ТВОРИТЬ НЕОБХОДИМОСТЬ
Сегодня наши бывшие идеологи чуть ли не с гордостью заявляют, что в России нет никакой идеологии, и никакая идеология нам не нужна. Правда, теперь они называют себя иначе – политтехнологи. За хорошие деньги, покопавшись в истории, эти люди готовы найти оправдание любой политике и любому политику. Политологи-политтехнологи, обслуживающие власть, могут предложить какую угодно идеологию, лишь бы им за это заплатили.
Сегодня на место советской утопии пришла постсоветская антиутопия. Там, где когда-то была идеология, теперь мертвящая пустота. Преданные марксисты-ленинцы растащили страну, прихватив «золото партии» и позабыв о верности марксистско-ленинской идеологии.
Но природа не терпит пустоты. Bместо государственной идеологии появилось множество учений, предлагающих систему ценностей, цель и смысл жизни.
Нужна ли нам идеология? И если нужна, то какая?




Должна ли быть идеология государственной, или той, которую принимают добровольно, без насилия со стороны государства?

Есть три возможных объяснения, почему в современной России нет государственной идеологии.
Первая причина – запрет в Конституции.
Вторая – «Слепые вожди слепых…» не знают, куда они ведут народ.
Третья – страх перед «Большим Другим» за возможное повторение коммунизма.

Мы и боимся идеологии, и понимаем, что без неё не прожить.
Идеология нужна как объяснение (или оправдание) существующего общественного порядка.

Официально у нас нет идеологии; но идеология у нас есть – она в нашем подсознании, в нашем менталитете.
Даже когда отрицают идеологию, само это отрицание свидетельствует о наличии того, что признать не хотят. Разоблачение идеологии и есть идеология.

Идеологию определяют как систему политических, правовых, религиозных, философских взглядов на социальную действительность, общество и отношения людей между собой.

Согласно статье 13 Конституции РФ в Российской Федерации признаётся идеологическое многообразие, и никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной.

Особенность идеологии состоит в том, что она непосредственно связана с практической деятельностью людей и направлена на утверждение, изменение либо преобразование существующих в обществе порядков и отношений.

Раньше у нас была марксистско-ленинская идеология. Надо признать, она была достаточно стройной и убедительной. Слабым звеном её была человеческая психология. Именно это позволяло недобросовестным политикам манипулировать учением ради обмана и управления людьми. Нас долгое время дурили, выдавая желаемое за действительное.
Помню, как нам внушали: «марксистко-ленинское учение всесильно, потому что оно верно».

Сегодня государство не может навязывать гражданам какую-либо идеологию в качестве общеобязательной, которую они должны под страхом уголовного и иного наказания разделять, изучать и пропагандировать.
Граждане России вправе придерживаться той или иной идеологии, принимать активные меры по её реализации в жизнь. Но такой выбор делается ими добровольно и осознанно.

Термин «идеология» был введён во Франции в конце XVIII века А.Дестютом де Траси, который видел в идеологии систему знаний первооснов морали, политики и права. Наполеон отверг предложенное ему учение об идеологии, и о ней надолго забыли. Возродил понятие идеологии Карл Маркс. Он представил её как надстройку, зависящую от базиса производственных отношений; в идеологии выражались интересы определённого класса, навязывающего свои интересы всему обществу.

Функции идеологии следующие:
1\ Идентификация личности и общества – кто мы, зачем мы, куда идём, чем отличаемся от других.
2\ Защитная – определяет своих и чужих, отделяет друзей от врагов.
3\ Ориентирующая – как мы должны развиваться и в каком направлении.

Идеология – не наука, а система представлений и оценок происходящего в обществе.
Обычно идеология создаётся группой людей; хотя теоретически один человек может разработать идеологию и придерживаться её.
Идеология объясняет человеку, как ему себя вести в данном обществе и как оно устроено.

В каждом обществе ощущается настоятельная необходимость дать нравственные ориентиры, определить что есть «добро» и «зло», создавать базу для сотрудничества людей.
У людей есть потребность в служении высокой идее.
Человеку нужен ориентир, определяющий цель и смысл жизни.

Основные современные идеологии сложились в XIX веке. Это либеральная, консервативная, фашистская и социалистическая идеологии.
Консервативные идеологии обосновывают существующий порядок и власть.
Радикальные идеологии обосновывают необходимость преобразований в обществе.

С недавней поры политики предпочитают отказываться от идеологии, называя себя прагматиками, преследующими конкретные цели.
Люди нуждаются в вере, а потому с готовностью верят тем, кто дарит им надежду на улучшение жизни в ближайшем будущем, даже если обещания эти неисполнимы и абсолютно нелепы.
Эрих Фромм считал идеологию способом манипулировать большими массами людей.

Недавно я посмотрел фильм «Киногид извращенца. Идеология». Известный культуролог и социальный философ Славой Жижек анализирует явление идеологии, доказывая, что как бы мы от неё не отказывались, мы внутри идеологии.

Жижек_2

По Жижеку идеология это непрозрачная система идей. Непрозрачная в том смысле, что даже если на словах она утверждает свободу, то на практике оправдывает подавление, эксплуатацию. В этом смысле мы сейчас живём в идеологии больше, чем когда-либо.

Главная мысль философа состоит в том, что мы бежим от тяжёлой реальности в фантазии, а не вытерпев фантазий, снова бежим в реальность.

Функция идеологии, по Жижеку, состоит не в том, чтобы предложить нам способ ускользнуть от действительности, а в том, чтобы представить саму социальную действительность как укрытие от некой травматической, реальной сущности.

Господствующую сегодня идеологию Жижек называет гедонистическим цинизмом. Её сущность проста: не верьте в великие идеи, наслаждайтесь жизнью, будьте внимательны к себе. Жизнь при этом — это ваши собственные удовольствия, деньги, сила, предпочтения.

«Людей нужно заставлять быть свободными, – считает Жижек. – Людям не нужна ни свобода, ни правда. Знаете, что им нужно? Им нужно явное наличие суперэго. При понятном стремлении делать всё по-своему людям нужен кто-то, кто будет говорить им, что именно им нужно делать… Оказавшись без указующего голоса, люди приходят в замешательство и не знают, что делать со своей свободой воли».

«Для меня идеология — не просто система идей. Идеология для меня, на самом элементарном уровне, — это что-то интимное, спонтанное, она — в том, как вы ощущаете окружающий вас мир, как вы организуете свою жизнь, в чём вы видите её смысл. Поэтому я считаю, что сегодня мир идеологизирован более, чем когда-либо раньше».

«Я верю, что мы можем освободиться от идеологии, открыто признав и продекларировав не только её существование, но и своё место под её гнётом. Дело в том, что мы не должны забывать: природа любой идеологии такова, что та может действовать только подспудно. Никогда — напрямую. Стоит провозгласить идеологию, её истинный смысл и цели, как ты уже подрываешь её силу. Об этом много писала Джудит Батлер — подлинное подавление возможно только при соблюдении видимости всеобщей свободы».

«Здравый смысл подсказывает, что идеология это то, что затрудняет, усложняет, размывает правильное понимание вещей. Идеология должна быть очками, искажающими то, что мы видим. А критика идеологии должна делать противоположное: вы снимаете очки, чтобы увидеть наконец истинное положение вещей».

«Многие не хотят надевать очки идеологии, чтобы не знать той правды, что мы не задумываясь живём в мире лжи, и что очки заставят увидеть правду, которая может причинить много боли, разбить многие ваши иллюзии».

«Капитализму присущи не только модернизация, но и социальные конфликты. Чтобы объяснить их, надо выдумать идеологию, объясняющую природу этих конфликтов, проще говоря, найти «врага», который виновен во всех наших бедах».
Фашисты нашли такого «врага» в евреях, списав на них все беды, коммунисты – в империалистах.

Человек – существо программируемое. Не замечая на собственном носу очки наших представлений, нам кажется, что мир таков, каким мы его воспринимаем. На самом же деле, мы видим мир таким, каким мы его запрограммированы видеть.

Чтобы управлять массами, мало держать в страхе тело, необходимо ещё завладеть душой. Для этого и нужна идеология, пришедшая на смену религии.

Политики принимают прагматичные решения, требуя от политологов объяснения и обоснования этих решений. Идеология нужна как оправдание политики. Цель одна – одурачить людей, отвлекая от истинной причины конфликтов.
Одни и те же люди для кого-то террористы, для других – повстанцы; с террористами нужно бороться, а повстанцам нужно помогать.

Любая идеология – это способ манипулирования массами, своего рода игра «в дурочку».
Главное захватить собственность и власть. А потом уже можно придумывать какие угодно идеологии, оправдывающие сложившийся порядок вещей. Главное – чтобы народ верил и терпел; ну или просто терпел и работал, пусть даже не веря ни во что.



Хотя политики сегодня открещиваются от какой-либо идеологии, называя себя прагматиками, на самом деле господствует идеология потребительского общества, пропагандирующая извращённое желание наслаждаться любой ценой.
Но что можно противопоставить идеологии потребления?

Капитализм экономически эффективен, но порождает социальные конфликты и несправедливость.
Или, быть может, не верны наши представления о справедливости?

При том, что проблемы выживания первичны, а идеология вторична, нельзя не признать активную роль идеологии, которая изменяет действительность.

Человеку нужна идеология, потому что он хочет знать смысл своего существования на земле.
Идеология это не только объяснение общественного устройства, но и смысла жизни человека и человечества.

Что составляет главное содержание человеческой истории?
Невозможно ответить, зачем живёт человечество, не ответив, зачем живёт человек.

«Цель человеческого развития мы всё время видим не там. Люди, начиная от индивидуальных своих ощущений до исторического сознания наций и обществ, чаще всего принимают материальное благополучие за ту цель, к которой мы идём. А мы не к этой цели идём. Наоборот. В этот страшный ХХ век нам открыт путь большого духовного возвышения…», – признавал Александр Солженицын.

Солженицын_1

Собственно для чего нужна идеология? Чтобы общество сплотилось. Любое общество сильно своей сплочённостью.
Общество не может без солидарности. Общество не может без воспитания подрастающего поколения. Общество не может без заботы о немощных и стариках.
Идеология это то, что скрепляет общество единством целей и смыслов существования.

Что первично: государство или идеология?
Одни считают, что государство формирует идеологию, другие полагают, что именно идея (идеология) определяет форму государственного устройства.

Первая известная русская идеологема – «Москва – третий Рим» – была не просто выдумана монахом Филофеем, а была ответом на общественные настроения. Потому-то она и была принята на вооружение как государственная идеология.

Вторая известная идеологема принадлежала графу Уварову: «самодержавие, православие и народность».
Сегодня опять пытаются навязать обязательное православие и народность. Кто-то призывает уже и к самодержавию…

Профессор истории и политических наук Нью-Йоркского городского университета Александр Янов в статье, посвящённой истории русской идеи, пишет:
«Ни в одной ведь великой европейской державе нет ни православия, ни самодержавия, ни тем более государственной идеологии».
«Надо было найти убедительное оправдание крепостному рабству и самодержавию в условиях, когда нигде в Европе ничего подобного уже не существовало… Что сделала в этой ситуации власть, мы знаем: обзавелась собственной идеологией, смысл которой сводился бы к тому, что Россия – не Европа».

Сторонники евразийства продвигали и продвигают свою идеологему: «Россия не Европа и не Азия, она сама по себе, государство-цивилизация». Более того, монголо-татарское иго «оказало облагораживающее влияние на построение русских понятий о государственной власти» (Михаил Шахматов); «Московское государство возникло благодаря татарскому игу» (Николай Трубецкой); «Без татарщины не было бы России» (Пётр Савицкий).

Помню, когда учился в Университете, купил только что вышедшую книгу Льва Гумилёва «Этногенез и биосфера Земли». В ней он пишет: «Русь совершенно реально могла превратиться в колонию... наши предки могли оказаться в положении угнетённой этнической массы...»

Православию будто бы грозила тогда смертельная опасность со стороны западного «латинства», от которой и спасли монголы.
Быть может, всё дело в том, что монголы терпимо относились к православию на Руси, в то время как латины навязывали свою католическую веру.
«Обращающиеся в латинство подвержены гибели духовной», – восклицал евразиец Пётр Савицкий.

Монголы превратились вдруг из варваров, разоривших Русь, в её ангелов-хранителей.
Историк Н.М.Карамзин видел в монголо-татарском иге «благо, которым обернулось несчастье». И даже то, что «Москва обязана своим величием хану».
Но ещё Карл Маркс признавал: «Колыбелью Московии была не грубая доблесть норманской эпохи, а кровавая трясина монгольского рабства».

Князь Владимир, крестивший Русь, отверг ислам и выбрал в качестве государственной идеологии православие – чтобы быть ближе к Европе. Инакомыслящих язычников стали преследовать, топить и сжигать.

Константин Аксаков писал: «всё зло от угнетательной системы нашего правительства, оно вмешалось в нравственную жизнь народа и перешло, таким образом, в душевредный деспотизм».

Святому Александру Невскому, одержавшему победу над немецкими рыцарями, не раз пришлось вместе с татарами топить в крови народные восстания против Орды; подавлял он и народное восстание во Пскове. Александр Невский униженно выпрашивал у хана ярлык на великое княжение и приучал народ к покорности чужеземной власти монголов, которая казалась лучше, чем пустые надежды на помощь Запада.

Пойдёт ли Россия (как и всегда) вслед за Европой, или будет опять претендовать на звание оригинальной цивилизации?

Лидер нынешних евразийцев Александр Дугин предлагает искать союзников не на Западе, а на Востоке.

Дугин_1
Более того, профессор А.Г.Дугин предлагает перенимать опыт древних греков, и строить общество, как учил философ Платон.

2,5 тысячи лет назад Платон в трактате «Законы» и «Государство» говорил о принципах построения идеального общества. Эти идеи использовали большевики, пытаясь построить справедливое общество.
Идеи, согласно Платону, первичны, они предшествуют любым вещам.
Но вечны только те идеи, которые созвучны мыслям и чувствам людей живущих. Ведь если они находят отклик в душах миллионов, значит, что-то в этих идеях есть. А кто угадает, что сокрыто в душах миллионов, тот и поведёт их за собой.

Проблема оказывается не в общественном устройстве, а в натуре человека: в нём борются жажда свободы и жажда денег, желания тела и требования духа, вера и страх, смерть и жизнь.

Многие люди уже поняли, что за идеологией либерализма скрывается господство транснациональных корпораций.
Сегодня государство строится как объединенная корпорация, состоящая из множества отдельных частных и госкорпораций. Но какая идея объединяет их в единое целое?

Если есть идея, как правило, появляется идеология обоснования этой идеи.
Когда у людей появляется выраженная потребность в обосновании или объяснении порядка вещей, тогда и появляются идеологии.

Идеология не столько объяснение, сколько оправдание первичной идеи.
При этом любое идеологическое учение всего лишь предположение.

Условно можно выделить следующее виды идеологий:
1\ идеология «Час Быка» – идеология оправдания реальности;
2\ идеология «Капитала» – идеология восстания против реальности;
3\ идеология «Матрица» – идеология как иллюзия реальности.

В романе Ивана Ефремова «Час Быка» высокоразвитые земляне хотят передать свой опыт и свою идеологию жителям менее развитой планеты, но те отказываются.

Возникает чувство: либо мы ещё не доросли до высот мудрости, либо наша цивилизация движется по кругу.

Когда я учился на юридическом факультете, то работал в НИИ комплексных социальных исследований в лаборатории проблем молодёжи, где проводили исследования и выдумывали различные идеологические программы, как, например, «научно-практическая программа коммунистического воспитания студентов университета».
Я занимался изучением неформальных молодёжных групп и отклоняющимся поведением молодёжи. Выступал с докладами в Высшей комсомольской школе, институте Генеральной прокуратуры, бывал в ЦК ВЛКСМ, в ЦК КПСС, и в Академии общественных наук при ЦК КПСС.

Можно спорить, плоха или хороша была марксистско-ленинская идеология. Но сегодня молодое поколение растёт не только без идеологии, но и без представлений о добре и зле. Многие предпочитают быть бессовестно богатыми, нежели бедными, но честными. Насилие для многих стало универсальным средством разрешения конфликтов.

Какие ценности исповедует новая Россия? Богатство любой ценой?
Капиталистическая идеология личного преуспевания, когда «каждый за себя», противоречит РУССКОЙ ИДЕЕ – спастись можно только вместе! А иначе в нашей «ледяной пустыне» и не выжить!

В НИИ комплексных социальных исследований я работал вместе с Юлией Свенцицкой – дочерью профессора Свенцицкого А.Л., возглавлявшего кафедру социальной психологии ЛГУ. Недавно на конференции в БИЭПП я вновь увидел А.Л.Свенцицкого, не удержался и задал ему вопрос: нужна ли сегодня людям идеология, способная руководить их жизнью, и возможно ли вообще жить без идеи?



Не является ли всякая идеология насилием над духовной жизнью индивида, который должен сам найти свой путь к истине?
«Истина должна быть прожита, а не преподана!» – утверждал Герман Гессе.

Всякая идеология, нарушающая естественные законы природы обрекает человечество на вырождение.
И если марксистско-ленинская идеология не выжила, значит что-то было в ней не правильно.
Может быть, и не верны наши ценности, и мировоззрение наше неадекватно?

Почему коммунистический Китай успешно развивается, а мы …?
Или правы китайцы-конфуцианцы: «неважно, какого цвета кошка, главное, чтобы она ловила мышей»; «пусть распускается сто цветов»…

Задача идеологии состоит в примирении сознания с действительностью. Действительность же во многом такова, как мы её воспринимаем; и часто зависит от нашего настроения. На уровне квантовой физики так работает «принцип наблюдателя»: наше настроение может повлиять на реальность.

Если мы говорим об идеологии, то подразумевается, что должны вести речь об идеях, а значит, о сфере идеального. А сфера идеального предполагает наличие нечто вне материального, пусть даже и во взаимосвязи с ним.

В мире по сути всего две Идеи:
1\ первая идея – мир был сотворён Богом и надо жить по божественным законам, любить ближних и помогать слабым.
2\ вторая идея – наш мир есть результат долгой эволюции, и жить надо по природным законам естественного отбора (Дарвина), где выживает сильнейший, а слабый погибает, где каждый за себя и выживать надо любой ценой.

Дарвин_1

Материалистическая концепция (Дарвина) утверждает самостоятельность человека по отношению к материи. Концепция сотворения мира (креационизм) признаёт наличие некой вечной субстанции, которую называет Богом. Материализм называет её материей. Разница в словах и в оценке роли этой субстанции в жизни человека и человечества.

Идеи лишь обслуживают поведение человека или формируют его?

Не буду поднимать основной вопрос философии о первичности духовного или материального. Замечу только, что согласно природным законам, выживает сильнейший. Однако идеальное иногда оказывается сильнее материального. При равном (а иногда и неравном) военном потенциале, победить может тот, в чьей армии сильнее боевой дух – совершенно идеальная субстанция, оказывающая, тем не менее, решающее влияние на исход сражения.

Если жить по Дарвину, то своя жизнь дороже всего, кроме неё ничего нет, и всякие идеи, вера – бред; идеология природе лишняя. Единственный смысл жизни – наслаждаться. Ведь жизнь – «это миг, между прошлым и будущим».
Но если жизнь даётся только раз и она единственная реальность, то это оправдывает любую подлость, любое преступление, совершённое ради сохранения своей жизни.

По Дарвину всякого рода идеологии являются просто обманом одних ради процветания других. Эгоизм здесь оправдан: жри других, чтобы выжить самому. Ведь главная цель – выжить любой ценой и продлить свой род ради эволюции вида.

По Дарвину главная цель – оставить после себя хорошее потомство. Но если жизнь всё равно закончится смертью, погаснет Солнце, замёрзнет Земля, то какой прок от всех наших достижений. Тогда жизнь бессмысленна!

Если мы живём «по-дарвину», где побеждает сильнейший, мы признаём власть Силы.
Либо жить по закону Силы ради собственного эгоизма ни во что не веря, либо жить по закону Любви, ради других, веря в то, что жизнь смертью не кончается.

Жить «по-дарвину» означает признать отсутствие жизни после смерти.
А если признавать бессмертие, это означает жить «по-божески».

Если жить не «по-дарвину», а «по-божески», то жизнь смертью не заканчивается, и всех нас ждёт бессмертие, каждому свой ад или рай. Тогда жизнь имеет цель и смысл – и он в Любви!
Жить «по-божески» означает признавать силу Любви.

Всякая идеология и культура базируются на идее смерти или на её отрицании.
Если материальное – символ конечности и смерти, то идеальное – символ бессмертия.
Именно смерть – критерий истины.

Отрицание бессмертия приводит к идеологии безответственного наслаждения жизнью.
Общество потребления вытесняет смерть из жизни, чтобы она не мешала наслаждаться.
Тот, кто не признаёт бессмертия, ограничивает своё мировоззрение шорами единственной жизни.

Если биологический закон требует выживать, причём любой ценой, то духовный закон предлагает благородно жертвовать собой ради других.
Но если жизнь даётся только раз и бессмертия не существует, то стоит ли жертвовать своей жизнью во имя чего-либо?
Заслуживает ли какая-нибудь идея, чтобы отдать ради неё жизнь?
Что важнее: жизнь или идея?

Одни считают, что человек живёт так, как требует от него культура. Другие, что природа сильнее культуры.

Идеология и культура – это система иллюзий, оправдывающих определённое статус-кво, система, за которой люди прячутся от разрушающей правды.

Истинное мужество состоит в том, чтобы знать всю правду жизни и продолжать жить.

Однако многие люди не в силах признать некоторых истин: например, что побеждает сильнейший, что миром правит Её Величество Ложь, что мораль – выдумка для слабаков, а жизнь – это катастрофа.

Жизнь жестокая вещь: либо приспосабливайся, либо умри!
Чтобы выжить, есть два пути: либо убивать, либо примириться. Но всё равно побеждает сильнейший. Короче: или жрать другого против своей совести, или быть съеденным самому?

Но если всё подчинено выживанию, то зачем человеку жалость и сострадание? В борьбе за место под солнцем они вроде бы не нужны.
Жизнь требует быть сильным или быть добрым?

Люди живут по тем же законам природы, что и животные: слабый умирает, сильный выживает, выносливый приспосабливается.
В человеческом сообществе действуют те же законы джунглей, как и среди диких зверей: господствует право силы, выживает сильнейший, и сильнейший всегда прав.
За всеми ухищрениями и ложью скрывается чисто животная борьба за существование.

Люди живут инстинктами. Все хотят сделать человека лучше, а он не может, не может! В реальности правят другие законы. Право силы — вот реальное право. Развязавшие войну так называемые цивилизованные нации наплевали на ими же установленные законы, а про божественные даже не вспоминают; они убивают, потому что им это выгодно. Побеждает не разум, а грубая сила!

В мире господствует Сила, а правит Её Величество Ложь!
«Или мы, или они» – таков закон! Слабых побеждают, а часто и уничтожают!
Силой пытаются запугать и добиться подчинения. Будешь слабым – тотчас сожрут.
Инстинкты сильнее условностей. Природа сильнее культуры!

С одной стороны, наличествует жестокая борьба за существование, со всей подлостью, беспринципностью, аморализмом.
С другой стороны, откуда в нас идея справедливости, утопии типа «город Солнца», идея царства Божия на Земле?
Ведь всякая идея есть отражение нашего существования.
Или идея есть нечто провиденциальное?

Большинство живут по принципу «после нас хоть потоп»; дави другого, чтобы выжить самому; бей первым, чтобы не быть избитым; сильнейший всегда прав!
Главное – занять место (должность), а потом можно давить всех неугодных и более талантливых по принципу «я начальник – ты дурак».

Важнее всего захватить собственность и власть. А потом уже можно придумывать какие угодно идеологии, оправдывающие сложившийся порядок вещей. В конце концов, наймут «яйцеголовых», они придумают любую идеологию.

Захватившие власть и к ним присосавшиеся, те, кто наверху, говорят, что хотят построить счастливую жизнь для всех, а на деле строят рай для себя. Но чтобы успокоить тех, кто оказался внизу, создаётся идеология оправдания существующего положения вещей, объяснения и уверения, что «всё будет хорошо».

«Крысоловы» от идеологии считают себя самыми умными и хитрыми, полагая, что их хитрости не видны, и они могут дурачить всех остальных. Они убеждают, что политический обман необходим для поддержания иллюзии стабильности; что сытые люди готовы оправдать любую власть, тогда как голодные недовольны всем; что народу не нужна свобода, народу нужен покой.

Если в 1972 году население планеты составляло 3,5 миллиарда человек, то за последние 40 лет численность возросла ещё на 3,5 миллиарда человек, то есть столько же, сколько существовало людей за всю историю человечества. К 2015 году население Земли составит 10 млрд.человека. Для удовлетворения всё возрастающих потребностей человечеству к 2030 году понадобится вдвое больше того, что может дать Земля.

Экономические и глобальные проблемы требуют осмысления и действия. Чтобы оправдать решительные действия, выдумывается идеология.
В штате Джорджия (США) есть монумент «Направляющие камни», чем-то напоминающий знаменитый Стоунхендж (Англия). В камне выгравирована идеология нового мира. В частности, там написано, что население Земли никогда не должно превышать 500 миллионов человек.
Для кого-то это не просто идеология, а руководство к действию!

Система развивается быстрее, чем мы способны осмыслить это изменение.
Сегодняшняя технологическая революция требует гуманитарной революции завтра. Или технические достижения будут использованы для освобождения человека, или для установления новой тотальной диктатуры.

История повторяется: экономический кризис капитализма неизбежно ведёт к развязыванию войны.
Война цивилизаций это всегда конфликт идеологий!
Виновата потребительская экономика, которая загоняет человека в тупик раздуваемой жаждой потребления. Никто не хочет отказываться от удовлетворения своих потребностей, никто не хочет делиться по справедливости.
Всё это следствие духовного кризиса, доминирование материального потребления над духовным производством. Даже экономисты признают: нынешний экономический кризис капитализма вызван людской жадностью – одним из семи смертных грехов.

Спасти может только добровольное самоограничение. Поскольку насильственное ограничение потребностей и снижение жизненного уровня приведёт к социальному взрыву.

Потребительская экономика предложила идеологию потребительского общества. Изменится экономика, изменится и идеология. В свою очередь, идея изменить экономику приведёт к созданию идеологии экономических изменений в обществе.

Пора менять потребительскую экономику. А для этого нужно изменить мировоззрение и систему ценностей. Необходима идеология материального самоограничения и духовного преображения. Иначе человечество просто не выживет.

Необходимо смещение доминанты с материального потребления на духовное совершенствование.
Но поскольку бытие формирует сознание, нужен мировоззренческий переворот, чтобы изменилась экономика. Если человечество этого не сделает, оно погибнет!



В чём же смысл этой бесконечной Мистерии?
Бороться за выживание любой ценой или жертвовать собой ради любви к ближнему?

Люди хотят жить. Глупо требовать от них самопожертвования.
Однако даже самый отъявленный эгоист вынужден думать не только о себе, но и о других, потому что все связаны, и от этих других зависит его собственное благополучие.

Быть может, наряду с инстинктом самосохранения в человеке есть и инстинкт самопожертвования, и так называемый «ген нравственности»?

Мир во многом таков, каким мы его воспринимаем. Всё зависит от нашего мировоззрения и настроения. Жизненные проблемы можно решать путём войны или путём любви (либо конфликтовать, либо сотрудничать).
Будет в сердце любовь – увидишь любовь.
Имея в сердце ненависть, не создашь мир любви. Поэтому «если хочешь изменить мир, начни с себя».

Что может удержать человечество от самоуничтожения? Только любовь. Она — необходимость. Внутренняя необходимость! А возможно и внешняя. Мы сконструированы для любви. Любовь – жизненная потребность. Без любви человечество обречено на самоуничтожение. ЛЮБОВЬ ТВОРИТЬ НЕОБХОДИМОСТЬ»
(из моего романа-быль «Странник»(мистерия) на сайте Новая Русская Литература



Поздравляю всех с праздником – с Днём России!
Без претензии на идеологию, моя идея проста; вся суть её в трёх словах – ЛЮБОВЬ ТВОРИТЬ НЕОБХОДИМОСТЬ!

А по Вашему мнению, КАКОВА ИДЕОЛОГИЯ НАШЕГО ВРЕМЕНИ?

© Николай Кофырин – Новая Русская Литература – www.nikolaykofyrin.ru